Судебная практика по вопросам цессии

Содержание

Все о цессии

Может ли согласие на уступку права требования быть выражено в виде молчания?
Рассмотрев вопрос о том, может ли согласие должника на заключение договора цессии быть выражено в виде молчания, суд установил следующее. Согласно п. 2 ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника требуется в случаях установленных законом или договором. В договоре поставки было прямо сказано, что передача прав и обязанностей возможна только с письменного согласия другой стороны (в т.ч. должника). В то же время должник получил лишь уведомление об уступке, письменный ответ не давал.
Что касается содержащейся в уведомлении фразы о том, что молчание следует рассматривать в качестве согласия на уступку права требования третьему лицу, то согласно п. 3 ст. 158 ГК РФ молчание признается выражением воли совершить сделку лишь в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон. Однако ни в законах, ни в договоре поставки молчание не рассматривается как выражение согласия покупателя на передачу своих прав и обязанностей по договору поставки.
Суд пришел к выводу об отсутствии согласия должника на заключение договора цессии.
(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 февраля 2011 г. N Ф07-478/2011 по делу N А56-4721/2010)

Уведомление об уступке прав, направленное должнику новым кредитором, — достаточное доказательство цессии?
Фирма потребовала взыскать с предприятия долг по договору займа.
Суды трех инстанций сочли требование необоснованным.
При этом они исходили из того, что ответчик уже погасил долг компании, которой займодавец уступил право требования этой суммы по договору цессии.
Президиум ВАС РФ отправил дело на новое рассмотрение и разъяснил следующее.
В рассматриваемом случае в качестве доказательства того, что долг был уступлен компании, в суд было представлено только уведомление должника о цессии, направленное новым кредитором.
При этом подлинник договора цессии представлен не был. Сам цедент (займодавец) отрицал факт уступки прав компании и заявлял о фальсификации доказательств.
Между тем представление в суд только уведомления должника со стороны нового кредитора (при том, что первоначальный оспаривал сам факт уступки) не позволяло расценивать его как допустимое, достаточное и достоверное доказательство заключения договора цессии.
Более того, в силу ГК РФ должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до того, как ему будут представлены доказательства перехода права требования к этому лицу.
Должник может требовать доказательства того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом.
Риск последствий непредъявления такого требования несет сам должник. Иное может быть предусмотрено соглашением сторон, вытекать из обычаев делового оборота или существа обязательства.
Исходя из ранее сформулированных разъяснений, достаточным доказательством перехода права требования к новому кредитору является уведомление должника об этом цедентом либо предоставление ему акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования).
Таким образом, если первоначальный кредитор оспаривает факт перехода права и нет уведомления от цедента (либо названного акта), извещение должника цессионарием не доказывает состоявшуюся цессию.
В этом случае риск возможных последствий того, что обязательство будет исполнено ненадлежащему лицу, несет сам должник.
(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 марта 2012 г. N 14548/11)

АНТАГОНИЗМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСУ ЗАКОННОСТИ ЦЕССИИ В КРЕДИТНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Данный вопрос не был оставлен без внимания и Верховным судом РФ, который поддержал Роспотребнадзор и однозначно указал, что «Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении» [4] .

В результате сформировавшейся позиции судов банки стали включать в содержание кредитных договоров оговорку о согласии заемщика па передачу права требования к последнему третьим лицам, что позволяло защитить свои интересы в судебных разбирательствах с должником. Например, по делу № 2-1/2017′ суд указал, что, учитывая п. 5.2 Типовых условий кредитования счета, согласно которым заемщик подтвердил, что банк вправе полностью или частично уступить права требования по договору третьему лицу и при заключении кредитного договора заемщик был поставлен в известность о праве Банка производить уступку права требования другому лицу, то уступка Банком лицу, не обладающему статусом кредитной оргапи- [6] [7]

Подборка судебной практики по договору цессии

«Из принципов равенства участников гражданских отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ) следует, что перемена кредитора в обязательстве не должна ухудшать положение должника».

«Отсутствие в соглашении об уступке части права (требования) по длящемуся обязательству указания на основание возникновения уступаемого права (требования), а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора».

Арбитражный суд Республики Коми

Значение личности кредитора в существующем между ним и цедентом обязательстве истец мотивировал тем, что у него имеются встречные требования к цеденту, соответственно, их взаимные обязательства могут быть прекращены зачетом взаимных однородных требований.

По договору уступки права требования к цессионарию перешло право требования с должника задолженности в определенной денежной сумме. После заключения договора уступки в отношении должника возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве), впоследствии оно признано несостоятельным (банкротом). Истец полагает, что имеющихся у должника активов недостаточно для расчетов по обязательству, возникшему из договора уступки прав требования.

Судебная практика по оспариванию цессии

В кассационной жалобе ОАО «ПКБ», в лице представителя – Бадьиной М.В., действующей по доверенности от 01 января 2011 года, сроком до 31 декабря 2011 года (л.д. 22), просит отменить решение суда от 28 сентября 2011 года.

Что касается довода жалобы о том, что закон не содержит запрета на уступку прав требования по кредитным обязательствам, так как возврат кредита не подпадает под понятие банковских операций не могут явиться основанием для отмены постановления суда по указанным выше основаниям и в связи с тем, что данные доводы основаны на не верном толковании норм права. Из договора уступки права требования следует, что предметом договора являются именно кредитные обязательства, а цессионарию переданы как кредитный договор, так и все сведения, касающиеся данных обязательств.

Читать еще -->  Как рассчитать остаток отпуска

Обзор судебной практики по спорным вопросам финансирования под уступку денежного требования

Исходя из положений статьи 826 ГК РФ, к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения (Определение ВАС РФ от 11.11.2010 N ВАС-14936/10 по делу N А40-128914/09-133-367).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам финансирования под уступку денежного требования, а именно:

— признание договора недействительным или незаключенным;

— споры по вопросам ответственности клиента перед финансовым агентом;

— ненадлежащее уведомление должника об уступке требования;

— нарушения клиентом своих обязательств по договору;

— споры о расторжении договора финансирования под уступку денежного требования.

В соответствии со статьей 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Договор финансирования под уступку денежного требования (или факторинг) является самостоятельным договором и регулируется специальными нормами главы 43 ГК РФ о финансировании под уступку денежного требования. В то же время, учитывая, что уступка права требования включена в данный договор, как следует из судебной практики, даже в отсутствие специальной нормы, правила о цессии, подлежат применению к рассматриваемому договору, если они не противоречат положениям главы 43 ГК РФ.

С точки зрения правовой природы данный договор можно отнести к числу договоров, направленных на оказание финансовых услуг.

Субъектами договора факторинга выступают:

— финансовый агент (фактором может выступать любая коммерческая организация без особого на то разрешения/лицензии), осуществляющий финансирование другой стороны;

— клиент, нуждающийся в финансировании и для этих целей передающий фактору денежное требование к третьему лицу (поскольку клиент передает фактору денежное требование, вытекающее из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, как правило, на его стороне выступает лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью).

Само третье лицо (должник, дебитор) субъектом договора не является. Однако стороны несут обязанность по письменному уведомлению должника об уступке денежного требования финансовому агенту, в таком уведомлении должно быть определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж (статья 830 ГК РФ). В отсутствие надлежащего уведомления должника об уступке денежного требования неосуществление платежей в пользу финансового агента является обоснованным (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 N 5339/11 по делу N А55-35414/2009). При этом при наличии двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник будет считаться неуведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника (Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 N 13253/11 по делу N А40-30646/10-42-270).

Договор факторинга всегда предполагает финансирование одной стороной другую; если намерения сторон договора не соответствуют данному правилу, он не может быть квалифицирован как договор факторинга (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.05.2000 N 8420/99 по делу N А12-2837/99-с19).

Цессия в судебной практике

Традиционно объектом анализа судебной практики применения налогового законодательства выступали опубликованные судебные акты Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, а так же правовые позиции Верховного Суда РФ. Вместе с тем, огромный пласт судебной практики региональных арбитражных судов, которые являются основным правоприменительным органом в сфере налогового права, незаслуженно находился вне рамок освещения и анализа. Настоящее издание целиком посвящено позициям судебных органов по основным и самым актуальным на сегодняшний день вопросам применения налогового права. Фактически, это сборник правовых позиций, которые отражают подход судебной практики по тому или иному вопросу налогообложения. В сборник включены позиции, которые нашли свое отражение в судебных актах Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ и всех Федеральных арбитражных судов России. Данное издание предназначено для тех, кто связан с отечественным.

Также проблем регулирования современных вопросов по теме «Цессия в судебной практике» касается Бурлаков В.Н. в монографии «Индивидуализация уголовного наказания: закон, теория, судебная практика. Бурлаков В.Н.». Данная книга была выпущена в издательстве «Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс»» в 2011 году, содержит 0 стр.

Значение судебной практики по цессии для секьюритизации

ВАС РФ подчеркнул, что при наличии у должника встречного требования к цеденту (например, возникшего в силу того, что последний поставил товар с дефектами или ненадлежащим образом выполнил работу по договору) реализация цессионарием права (требования) в отношении должника (но не действительность права цессионария на такое требование) может зависеть от надлежащего исполнения цедентом основного обязательства. Это необходимо для защиты интересов должника, поскольку уступка не должна оказать какого-либо негативного воздействия на его положение в договоре. Иными словами, если у должника есть право отказать в выплате цеденту на основании того, что цедент ненадлежащим образом исполнил свои обязательства по договору с должником, у цессионария не должно быть каких-либо преимуществ в получении такого платежа от должника до исправления цедентом допущенных нарушений.

ВАС РФ подтвердил подход, выработанный большинством специалистов и нижестоящими судебными инстанциями, согласно которому уступка банком прав (требований) по кредитному договору лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит российскому законодательству. В силу положений ст. 1 и 5 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности» (далее — Банковский закон) исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности принадлежит только банку. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, перечисленных в ст. 5 Банковского закона. Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для ведения деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. ВАС РФ указал, что, по смыслу Банковского закона, с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Банковский закон, ни ст. 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

Читать еще -->  Федеральная социальная доплата к пенсии в 2019

Судебная практика цессии

Естественно, существуют четко проработанные нормативы осуществления цессий. Тем не менее, нужно учитывать, что само по себе законодательство имеет определенные недостатки и неточности толкования. Фактически, такие неточности дополняются именно судебной практикой.

Процесс передачи долговых обязательств основан на обязательном составлении специализированного договора цессий. Фактически, на основании данного договора формируются данные, которые определяют, что долг передается от одной организации или же частного лица, другой организации, или же частному лицу. Такие договоры весьма распространены в банковской сфере деятельности.

Поиск судебной практики по взысканию долга по договору, приобретенному истцом по цессии

1) Физлицо А. не может быть новой стороной кредитного договора, так как кредитный договор имеет специальный субъектный состав. Кредитором в таком договоре может быть только Банк, а истец является физическим лицом. У последнего нет лицензии на выдачу кредитов. Субъектный состав является существенным условием для кредитного договора, поэтому ссылка истца на то, что произошла замена кредитора не применима к отношениям сторон. Следовательно, физическое лицо А. не может продолжать взыскивать % по кредитному договору, а требовать оно может только возврата переуступленной на дату цессии первоначальной суммы.

26.10.2016 г. физическое лицо А. (новый кредитор) по договору цессии приобрело право требования к Банка к физическому лицу Б. по кредитному договору. Физическое лицо Б. (должник) банка по кредитному договору под 18% годовых, кредит был обеспечен залогом квартиры. На момент уступки Физ. лицо Б. (должник) расписалось о том, что: 1) уведомлено о состоявшейся уступке и против нее не возражает 2) остаток задолженности банку на дату уступки подтверждает. Договор уступки был сдан в МФЦ для госрегистрации замены стороны залогодержателя. После госрегистрации договора цессии в выписке из ЕГРП на указанную квартиру сторона залогодержателя Банк был поменяна на залогодержателя физ. лицо А. (новый кредитор).

Что нужно знать о договоре цессии: понятие, виды, судебная практика

  1. Продавец квартиры уступает цессионарию (второму лицу) права, предусмотренные договором долевого строительства. Часто соглашение цессии заключается на самом первом этапе строительства, когда цены на жилье минимальные.
  2. Покупатели строящейся недвижимости переуступают договор с фирмой-застройщиком третьему лицу. Это позволяет избежать санкций и штрафов и вернуть потраченные деньги.
  3. Инвесторы выкупают недвижимость у фирмы-застройщика.

Извещение должно иметь уведомление о доставке, которое сохраняется в качестве доказательства осведомленности второй стороны. Затем оформляется согласие о расторжении контракта. Когда одна из сторон отказывается от аннулирования отношений, вторая сторона может обратиться в суд.

Судебная практика по вопросу признания уступки права требования недействительной в связи с указанием в договоре

По общему правилу при уступке права (требования) согласия должника не требуется. Исключение составляют случаи, когда иное вытекает из закона или договора. Это значит, что стороны при заключении основного договора могут предусмотреть, что уступка права кредитором невозможна без предварительного согласия должника.

сообщаем следующее: Если кредитор заключит договор уступки без согласия должника, когда такое согласие обязательно, то последний вправе обратиться в суд с требованием о признании сделки недействительной (для оспоримых договоров).

Обзор судебной практики — Уступка прав (требований) во взаимных обязательствах — (С

Подобная практика основывается на том, что договорное обязательство, как правило, не является чем-то единым и неделимым, а состоит из совокупности отдельных обязательств. Каждое из них может быть предметом отдельного соглашения об уступке без ущерба для прочих.

Оставляя в силе судебные акты нижестоящих инстанций об удовлетворении исковых требований, суд кассационной инстанции указал на различие последствий совершения сделки уступки права требования, при которой происходит перемена кредитора в обязательстве, и регрессом, при котором возникает новое обязательство. На основании данного разграничения судом был сделан вывод о допустимости уступки поручителем права, которое перешло к нему в силу закона, третьему лицу по правилам гл. 24 ГК РФ.

Правоприменительная практика о цессии

Согласно нормам гл. 24 ГК РФ отсутствие в договоре цессии данных, достаточных для индивидуализации ее предмета, само по себе не является основанием для признания договора незаключенным, тем более недействительным. В интересах цессионария потребовать указания в договоре об условиях, сроке и порядке передачи ему цедентом документов, удостоверяющих наличность и действительность длящегося обязательства, статус цедента в этом обязательстве, доказательства отсутствия правопритязания со стороны третьих лиц.

Практический интерес представляют вопросы цессии в длящихся правоотношениях. Институт цессии выражается в передаче цедентом цессионарию определенного права в силу сделки, последствием которой является замена активного субъекта, наделенного правом требовать совершения конкретных действий в обязательстве. Предметом одного из споров, возникающих в практике, является уступка прав (требования) в длящихся правоотношениях, особенно по вопросу уступки части права.

ВС унифицирует судебную практику по договорам цессии

В документе есть специальный раздел “Допустимость уступки требования”. Начинается он с констатации, что уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной. Статья 383 ГК устанавливает запрет на уступку другому лицу прав, если их исполнение предназначено лично для кредитора-гражданина либо иным образом неразрывно связано с его личностью, напоминают, в частности, разработчики документа. Но при этом отмечают, что “следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве”.

Документ много внимания уделяет вопросам защиты прав добросовестных участников гражданского оборота, которые могут пострадать из-за несоблюдения требований законодательства относительно перемены лиц в обязательстве. В случае неисполнения цедентом обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц цессионарий вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, говорится, например, в проекте постановления. В этом случае спасти цедента от претензий может то, что цессионарий знал или должен был знать об обременениях.

Анализ судебной практики об уступке прав требования

При исследовании вопроса относительно необходимости получения согласия должника на осуществление банком уступки прав требования суд также исходил из положения ст. 388 ГК о существенном значении для заемщика личности кредитора и пришел к выводу о том, что «уступка банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному банку по объему прав и обязанностей, в рамках лицензируемого вида деятельности в соответствии с указанной статьей ГК РФ, допускается только с согласия должника».

12.08.2015 года ООО ГО «Актив Деньги» и ООО «Алькрим Плюс» заключили договор цессии (уступки прав требования) по договору займа № от 07.05.2014 года ООО «Алькрим Плюс». Истец с 12.08.2015 года зная о том, что Цекут Л.П. не производит платежи и имея возможность направить ответчику уведомление о необходимости возврата задолженности, уплате процентов и обратиться в суд ранее, в суд обратился только 23 марта 2017 года, то есть через полтора года, чем явно способствовал необоснованному увеличению размера процентов за пользование денежными средствами после нарушения срока оплаты.

Ссылка на основную публикацию