Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

Содержание

Судебная практика как источник права по трудовым спорам

Вместе с тем, Трудовой кодекс называет примерный перечень причин, которые делают отказ действительно дискриминационным. Это беременность или наличие детей у женщины, пол, возраст, раса, место регистрации и т.д. Единственная причина, по которой отказ возможен и правомерен – это деловые качества соискателя. Для того, чтобы судебная практика по трудовым спорам приобрела единообразие, верховный суд сформулировал, что же следует понимать под этим термином.

  • это происходит по желанию работника;
  • размер ограничен 1/5 частью заработка;
  • такие формы выдачи зарплаты являются обычными в данной отрасли (как правило, в сельском хозяйстве);
  • полученные вместо зарплаты товары приносят работнику пользу;
  • на выдаваемые в счет зарплаты товары установлена разумная цена (не выше рыночной).

Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

Анализируя практику деятельности Конституционного Суда РФ, следует констатировать наличие фактически неизменной тенденции расширения гарантий прав граждан в условиях не в полной мере адекватной и взвешенной позиции законодателя. Примером могут являться Постановления Конституционного Суда РФ от 16 октября 1995 года № 11-П «По делу о проверке конституционности ст. 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 года «О государственных пенсиях в РСФСР» в связи с жалобами граждан Г.Г. Ардерихина, Г.А. Бобырева, Н.В. Коцюбки» Собрание законодательства РФ. 1995. № 43. Ст. 4110. и от 15 июня 1998 года № 18-П «По делу о проверке конституционности положений ст. ст. 2, 5 и 6 Закона РФ от 2 июля 1993 года «О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы РФ» Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. № 5.. В первом случае были признаны противоречащими Конституции нормы пенсионного законодательства, в соответствии с которыми приостанавливалась выплата трудовых пенсий на время лишения пенсионера свободы, во втором случае — нормы, лишавшие права на получение трудовых пенсий лиц, выехавших на постоянное жительство за границу. В пенсионной сфере заслуживает особого внимания Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2002 года № 320-О «По жалобе гражданина Спесивцева Ю.И. на нарушение его конституционных прав положениями п. «а» ч. 1 ст. 12 и ст. 133.1 Закона РФ «О государственных пенсиях в РФ» Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 1., в котором решение законодателя об изменении ранее установленных условий выхода на пенсию при наличии специального стажа было расценено как отказ государства от выполнения своих публично-правовых обязательств, что подрывает доверие к государству, закону, приводит к нарушению конституционного принципа равенства. Аналогичной позиции суд придерживался в дальнейшем Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 года № 107-О «По запросу Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода о проверке конституционности пп. 2 п. 1, п. п. 2 и 3 ст. 27 и п. п. 1 и 2 ст. 31 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 21. Ст. 2059..

5. Они рассчитаны на многократность применения Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. СПб., 2006. С. 494.. Думается, для того чтобы найти позитивный ответ на поставленный вопрос, необходимо кратко проанализировать судебную практику в социально-трудовой сфере, выявить позитивные и негативные стороны актов органов судебной власти различного уровня. Киселев И.Н. Судебное решение как источник трудового права и права социального обеспечения: проблемы и перспективы // Социальное и пенсионное право, 2008. № 1. С. 17.

Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

На наш взгляд, руководящая судебная практика не является самостоятельным и самодостаточным источником права. В этой части мы солидарны с мнением теоретика права В.М. Горшенева, который считал, что руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда следует относить к источникам права, но в качестве дополнительных2. Авторы, признающие за судебной практикой такую функцию источника права, тем не менее не приравнивают их к нормам закона, обосновывают их «своеобразие», особенности3. Так, А.Ф. Черданцев видит решение судьбы сложной правовой природы руководящих постановлений высших судебных органов в определении этих актов как особой разновидности нормативных актов. Он назвал их интерпретационными нормативными актами, содержащими интерпретационные нормы (нормы о нормах), предписывающие определенное понимание законов, нормы-разъяснения. По общему правилу содержание названных актов не может выходить за рамки толкуемых актов. Если остаться на позиции «чистой» теории положительного (позитивного) права, то акты официального судебного толкования не должны содержать нормативной новизны. Так должно быть, но фактически судебные органы вынуждены создавать правоположения, восполняющие пробелы в праве. По справедливому замечанию А.Ф. Черданцева, эти правоположения фактически начинают функционировать как нормы права, изданные законодателем. Они, безусловно, имеют определенные элементы делегированного нормотворчества как с фактической стороны, так и с нормативной4.

новления высших судебных органов, а в перспективе сила и авторитет правовой нормы будут признаны и за отдельными судебными решениями1. В этом подходе есть необходимая логика. Любая власть, в том числе и судебная, имеет право в пределах своей компетенции принимать общеобязательные нормы правового характера.

Судебное решение как источник трудового права

Постановление Пленума Верховного Суда от 17 марта 2004 года № 2 уже неоднократно подвергалось критике. Среди его положений, в частности, следует отметить п. 27 в части трактовки принципа недопустимости злоупотребления правом со стороны работника. Приведенные примеры злоупотреблений, такие как сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы или сокрытие членства в профсоюзе вряд ли представляются адекватными. В данном случае можно говорить о внедрении в механизм регулирования трудовых отношений презумпции знания работниками закона, что традиционно не практиковалось в цивилистике. В современной правовой системе злоупотребление правом практически приравнивается к правонарушению, влекущему неблагоприятные последствия (отказ суда в удовлетворении иска). В то же время уровень правовой грамотности значительной части работников по-прежнему остается весьма низким, а неграмотность традиционно рассматривалась как объективный фактор в гражданском праве.

Читать еще -->  Субсидии Молодым Семьям 2019

Конституционному Суду РФ приходится решать вопрос о конституционности того или иного нормативного акта. Если же Конституционный Суд придет к выводу о несовершенстве закона, то он в порядке законодательной инициативы может обратиться в Государственную Думу с предложением о его изменении или дополнении. Несмотря на то что указанные суды высшей инстанции ориентируют судебную практику на единообразное правопонимание, они все же не уполномочены «творить» право. В научном мире в отношении того, можно ли относить постановления Конституционного Суда РФ к источникам права, существуют две противоположные точки зрения.

Судебная практика в системе источников трудового права

Подводя итог сказанному, еще раз подчеркнем, что мы относим к дополнительным источникам современного российского трудового права две формы судебной практики: руководящая судебная практика, содержащая правоположения и решения Конституционных (уставных), общих судов о признании нормативных актов недействующими (недействительными). Они носят нормативный характер потому что: 1) исходят от одной из ветвей государственной власти (судебной); 2) содержат нормативную новизну, восполняя пробелы в праве (правоположения) или фактически прекращая действие нормативного акта, его части; 3) имеют обязательный, императивный характер; 4) распространяются на неопределенный круг лиц; 5) рассчитаны на многократность применения. Они занимают особое место в системе источников трудового права. Названные акты судебного правотворчества являются «нетрадиционными» нормативными актами. Их можно назвать нормативно-интерпретационными, так как они рождаются в связи с толкованием норм права, результатом которого выступает либо восполнение пробелов в праве на основе выработанных высшими судебными органами правоположений, либо признание нормативного акта в части или полностью не действующим. Эти судебные акты-источники права принимаются судом, как отмечается многими учеными, только на основе закона и правовых принципов, а не по субъективной воле судьи.

К таковым, по нашему мнению, следует отнести коллизионные нормативные предписания, которые содержат следующие правила:

  1. применение законов и иных нормативных актов о труде, принятых до введение в действие ТК РФ, в части, не противоречащей названному Кодексу (ст. 423 ТК РФ);
  2. приоритет международно-правовых источников (ст. 10 ТК

Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

1). В разделе «Общие положения» привлекает внимание появление статей, определяющих действие норм законодательства о труде во времени, в пространстве и по кругу лиц (ст. ст. 11-13). Расширен круг источников трудового права, в частности, указано на акты органов местного самоуправления (ст. 7) и локальные акты работодателя (ст. 8). Дано решение вопроса о распределении компетенции федерации и субъектов РФ в области законодательства о труде (ст. 6), определены в качестве источников трудового права акты международного правового регулирования труда (ст. 10). Наконец, определена иерархия системы источников трудового права (ст. 5).

10). К числу положительных сторон Кодекса можно отнести существенное расширение его содержания за счет включения в него норм, регулирующих защиту трудовых прав работников и разрешение трудовых споров, а также введение института самозащиты работниками своих прав.

Правовой обычай и судебная практика как источники трудового права: На фоне интеграции отраслей российского права и интеграции Российской Федерации в мировое сообщество государств тема диссертации и автореферата по ВАК РФ, кандидат юридических наук Крыжан, Виталий Александрович

Структура работы определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих в себе семь параграфов, и заключения. К ней прилагается список международных актов, нормативных правовых актов СССР, РСФСР, РФ, литературных источников и судебной практики СССР, РСФСР, РФ.

8. Вопрос о доктрине как источнике права вполне естественен, так как определения таких фундаментальных понятий как «официальное толкование», «сложившаяся правоприменительная практика», «буквальный смысл рассматриваемого акта» и т.п., содержатся только в доктрине права. Если, как и раньше, по вполне понятным причинам, не будет хватать доказательств для признания роли науки в создании новых норм права, то необходимо зафиксировать ее роль хотя бы толковании уже действующих.

Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

Другие ученые не считают решения ЕСПЧ источником права, а относят их к особой разновидности актов судебного толкования правовых норм, прецедентам толкования. При этом рассматриваемые решения по своему содержанию и влиянию на правовую систему ставят либо в один ряд с решениями Конституционного Суда РФ, либо рядом с законом в романо-германской правовой семье, рядом с прецедентом в англосаксонской системе.

Противоположные мнения неизбежно становятся источником третьей, усредненной позиции, которая нашла поддержку у ряда ученых-трудовиков. Решения Конституционного Суда подразделяются на две категории. Одни решения признаются правотолкующими актами и не причисляются к источникам права. Другие акты расцениваются как особый, специфический источник права. В последнем случае речь идет о постановлениях Конституционного Суда, на основании которых нормативные акты или отдельные их положения признаются недействительными и утрачивают силу. Иными словами, проявляется одно из главных качеств источника права — отменять действие правовых норм. Аналогичное утверждение можно сделать и в отношении постановлений конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. В этой связи не случайно в юридической литературе конституционные (уставные) суды называют «негативным» законодателем. А.Ф. Черданцев поясняет, что правовая позиция Конституционного Суда РФ — это толкование, которое носит нормативный характер и обязательно не только для всех иных субъектов, но и для самого Конституционного Суда. При этом источником права признаются только итоговые постановления названного Суда о признании неконституционными нормативных актов. Сходную точку зрения о нормативно-интерпретационном характере правовых позиций Конституционного Суда обосновывают еще целый ряд авторов. Председатель Конституционного Суда Республики Беларусь Г.А. Василевич считает, что постановления Конституционного Суда о признании неконституционными законодательных и иных нормативных правовых актов превосходят по юридической силе законы и акты Президента, поскольку могут признавать данные акты полностью или частично не соответствующими Конституции и ратифицированным международно-правовым актам и не имеющими юридической силы.

Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

Исходя из этого и не претендуя на универсальный подход, в применении к источникам трудового права по этому поводу отметим следующее. Руководящая судебная практика по трудовым делам отчасти содержит в себе элементы прецедентов. В целом она опирается на закон, но руководящие правоположения, содержащиеся в постановлениях высших судов, также имеют значение при принятии решений нижестоящими судами. Более того, следует согласиться с мнением многих ученых-трудовиков о том, что в настоящее время не существует веских аргументов в пользу признания судебного прецедента в целом (то, что мы называем судебной практикой в широком смысле) источником трудового права. Хотя в перспективе мы не исключаем конвергенции, взаимопроникновение двух основных систем права: романо-германской (система континентального права) и англосаксонской (система общего (прецедентного) права). Примером может служить Европейская социальная хартия, в которой в понятие «национальное законодательство и практика» включаются наряду с законами и нормативными актами коллективные договоры, иные договоры между работодателями и представителями трудящихся, обычаи, а также соответствующая судебная практика.

Читать еще -->  Калькулятор посчитать дату ухода в декрет калькулятор

В советский период господствовала официальная доктрина социалистического права как совокупности правовых норм, издаваемых государством. Судебная практика источником права не признавалась, однако подчеркивалось значение судебной практики в правоприменительной деятельности. Основным аргументом против признания судебной практики источником права является тезис о том, что суды не наделены правотворческими функциями. Признание судебной практики в качестве источника права противоречит конституционному принципу разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. В этой связи акты судебных органов не должны содержать нормативной новизны, они не могут быть направлены на установление, изменение или отмену норм права. Аналогичные суждения встречаются и в современной литературе по трудовому праву.

Судебная Практика Как Источник Трудового Права Рф

Противоположные мнения неизбежно становятся источником третьей, усредненной позиции, которая нашла поддержку у ряда ученых-трудовиков. Решения Конституционного Суда подразделяются на две категории. Одни решения признаются правотолкующими актами и не причисляются к источникам права. Другие акты расцениваются как особый, специфический источник права. В последнем случае речь идет о постановлениях Конституционного Суда, на основании которых нормативные акты или отдельные их положения признаются недействительными и утрачивают силу. Иными словами, проявляется одно из главных качеств источника права — отменять действие правовых норм. Аналогичное утверждение можно сделать и в отношении постановлений конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. В этой связи не случайно в юридической литературе конституционные (уставные) суды называют «негативным» законодателем. А.Ф. Черданцев поясняет, что правовая позиция Конституционного Суда РФ — это толкование, которое носит нормативный характер и обязательно не только для всех иных субъектов, но и для самого Конституционного Суда. При этом источником права признаются только итоговые постановления названного Суда о признании неконституционными нормативных актов. Сходную точку зрения о нормативно-интерпретационном характере правовых позиций Конституционного Суда обосновывают еще целый ряд авторов. Председатель Конституционного Суда Республики Беларусь Г.А. Василевич считает, что постановления Конституционного Суда о признании неконституционными законодательных и иных нормативных правовых актов превосходят по юридической силе законы и акты Президента, поскольку могут признавать данные акты полностью или частично не соответствующими Конституции и ратифицированным международно-правовым актам и не имеющими юридической силы.

Несколько слов необходимо сказать и о судебной практике конституционных (уставных) судов в силу их особого правового положения в судебной системе. В отношении оценки результатов деятельности этих судебных органов в качестве «творцов» права мнения теоретиков права, ученых-трудовиков по традиции разделились. Диапазон суждений весьма широк. Одни признают их актами, которые носят нормативный характер, другие — судебными прецедентами, третьи — правовыми преюдициями, четвертые — правоприменительными актами.Те отечественные и зарубежные авторы, которые признают за решениями Конституционного Суда материально-правовую силу закона, отмечают, что «решения Конституционного Суда о толковании конституционных норм по существу становятся частью Конституции». Так, С.А. Иванов утверждает, что правовая природа постановлений Конституционного Суда РФ ясно придает им качество источников права. Судья Конституционного Суда О.С. Хохрякова пишет, что решения Конституционного Суда являются самостоятельным источником права, а правовые позиции и основанные на них итоговые выводы (резолютивная часть решения) имеют нормативное содержание. Правовые позиции могут излагаться как в мотивировочной, так и в резолютивной части решений Конституционного Суда, принимаемых в форме постановлений и определений. По своим юридическим свойствам и последствиям они близки к нормативным актам, хотя и не являются таковыми. Эти доводы нам представляются обоснованными. Так же как и в случае с руководящими постановлениями Верховного Суда РФ, здесь фактически создаются новые нормы судебного права, которые в дальнейшем применяются не только судами, но и всеми другими субъектами правоприменительной деятельности. Иного мнения придерживаются те ученые, которые рассматривают решения названного Суда в качестве актов толкования права. Так, например, Е.А. Ершова рассматривает правовые позиции Конституционного Суда РФ в качестве своеобразных «прецедентов толкования», производных от буквального смысла Конституции, которые не имеют значения самостоятельного источника права.

СУДЕБНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ КАК ИСТОЧНИК ТРУДОВОГО ПРАВА

В большинстве случаев решения Конституционного Суда РФ не требуют последующего правового урегулирования, однако существует ряд Постановлений Конституционного Суда РФ, в резолютивной части которых говорится о необходимости законодательного урегулирования вопросов. Примером такого Постановления, может служить Постановление Конституционного Суда РФ «по делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 3511 Трудового кодекса Российской Федерации» [6].

Ершова Е.А., в своей монографии, предлагает рассматривать «правовые позиции» Конституционного Суда РФ: «в качестве своеобразных «прецедентов толкования» Конституции Российской Федерации, производных от буквального смысла Конституции РФ, а не самостоятельных источников права (в том числе трудового права)» [14, с.66].

Правовой обычай и судебная практика как источники трудового права Крыжан Виталий Александрович

Конституция РФ, принятая всенародным голосованием 12.12.93 г., играет огромную роль в прогрессивном развитии правовой отечественной системы. В частности, она закрепляет в ч. 4. ст. 15 приоритет норм международного договора над нормами национального закона в случае их противоречия. Анализ ч. 4 ст. 15 Конституции, сопряженный с обращением к теории международного права, приводит к ряду довольно неожиданных выводов в связи с обычно-правовыми нормами. В сравнении с советским периодом, когда обычай применялся крайне ограниченно и считался отмирающим источником права, действующие конституционные нормы, по сути, «реанимировали» обычай.

Крыжан Виталий Александрович. Правовой обычай и судебная практика как источники трудового права : 12.00.05 Крыжан, Виталий Александрович Правовой обычай и судебная практика как источники трудового права (На фоне интеграции отраслей российского права и интеграции Российской Федерации в мировое сообщест: Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.05 Пермь, 2006 205 с. РГБ ОД, 61:06-12/843

Ссылка на основную публикацию